ГАЛИНА БЕТИНА:

«ТАМАНЬ: СУД ДА ДЕЛО»

Галина Анатольевна Бетина пришла на «Тольяттиазот» в 1995 году. С 2000 года исполняла обязанности начальника юридического отдела, а в 2001 году была назначена его начальником.

Естественно, что все первые годы строительства порта Тамань она была в гуще всевозможных коллизий, требовавших юридической оценки: участие в рассмотрении хозяйственных споров, арбитраже, переговорах с партнерами, подрядчиками, органами исполнительной власти.

— Почти пять лет работы на юридическом поприще и постоянно — в контакте с Краснодарским краем, Темрюкским районом. Это ведь было непросто?

Очень непросто. Начиналось с того, что мы заключали договор на аренду земельных участков. Договор нам буквально навязывала местная администрация. Они хотели подписывать только свой текст договора. А мы занимались тем, что писали протоколы разногласий, ездили туда и разговаривали по каждому пункту. «Выбивали» каждый пункт, выговаривали для коллектива «Тольяттиазота» приемлемые условия.

— А чего именно хотели авторы «краснодарского» варианта договора?

Они однозначно хотели добиться подписания такого варианта, в котором был бы прописан односторонний порядок разрыва договора. С нашей стороны там были всевозможные обязательства. А с их стороны — право в одностороннем порядке расторгнуть договор. Если мы не выполняли обязательства, в том числе даже предоставление технических документов не в срок, — сразу начинало действовать их право в любое время расторгнуть договор аренды. Разве это справедливо?

— Такой была специфика взаимоотношений инвестора и региональных властей?

Да, это не исключение. И не только Краснодарский край этим отличался. Любая сторона по договору старается создать для себя наиболее выгодные условия. Мы это знаем: проходили в других регионах. Учитывая это, мы работали над тем, чтобы отшлифовать эти договоры. Работа велась большая, трудоемкая и долгая. В итоге мы заключили договор, который устраивал нас тем, что он не противоречил гражданскому законодательству. Подписали такой вариант, при котором невозможно расторгнуть договор в одностороннем порядке, а сделать это можно только в судебном порядке.

— Сейчас, годы спустя, можно только порадоваться за тех, кто сделал такое большое дело. Но проблемы ведь на этом не закончились?

Увы, это так. Когда развернулась стройка, начались различные приостановки работ, составлялись различные постановления, а акты направлялись в прокуратуру. А приостановка — это простой работников и убыток инвестору. Тут уже возникают вопросы, связанные с трудовым законодательством.

— А кто все это «разруливал» на местах?

У нас не было юриста в Тамани. Все делали мы, тольяттинцы. И даже элементарное ДТП с нашим транспортом — это тоже мы решали.

— Ну, это были еще цветочки. А вот по-крупному как выходили из положения?

Судебные заседания начались сразу, как только мы начали активную деятельность на строительстве порта. Ну не хотели нас там привечать, и все тут. Арбитражные суды в Краснодарском крае — это была наша постоянная работа. Я все докладывала Владимиру Николаевичу. Это были различные вопросы, в том числе и вопросы работы с подрядчиками. Я не вылезала из Краснодара. Летала по три раза в неделю. Судов было очень много, о каждом лично докладывала Махлаю, работала с ним напрямую.

Он поражал меня тем, что является человеком, глубоко уважающим закон. Поэтому мы и не вылезали из арбитража. Он очень грамотный специалист, и я о нем самого высокого мнения как о руководителе. Иногда поражала его открытость и доверчивость. Из-за его чрезмерной доверчивости иногда получалось так, что компании нас обманывали, не выполняли своих обязательств по договорам.

Его вера в справедливость, нужность начатого дела всегда заражала и заряжала всех. Он удесятерял рабочие ритмы совещаний, например. После этого хочется идти, что-то делать и побеждать.

За время работы с Махлаем я приобрела колоссальный опыт как юрист. Приходилось работать в разных областях юриспруденции, приходилось решать и административные вопросы, связанные с приостановкой строительства, обжалованием различных постановлений, трудовые вопросы, была также обширная арбитражная практика.

— А в Краснодарском крае все еще продолжается тяжба и битва за право достроить порт. И опять актуален знакомый вам вопрос о земле, ее аренде, собственности на нее…

Там уже всем понятна политическая и экономическая значимость порта. Ведь доходило до того, что была построена железная дорога, а нам говорили: демонтируйте. Потому что, оказывается, земля распродана частникам. Я застала эти эпизоды, в том числе и такие, когда корпорация выкупала землю у частных лиц. Была такая путаница, что по документам земля у нас в аренде, а фактически принадлежит собственнику. Мы приезжали в арбитражный суд и, опустив глаза, там просто выносили решения не в нашу пользу. При всем при этом мы умудрялись еще и выигрывать. Плюс к тому были и подрядчики, которые желали взыскать с ТоАЗа огромные суммы. Мы их оспаривали и решения выносились об отказе во взыскании. Были дела, в которых мы были инициаторами и тоже выигрывали.

— Кто запомнился из коллег-товарищей по тем годам?

Хорошо помню Валентину Алексеевну Семенову, деловую женщину и корректного руководителя. Естественно, Сергея Павловича Матюнина, Василия Константиновича Колбинцева. Нас всегда хорошо встречала и оказывала содействие Оксана Буз. Она находила возможности на местном уровне организовать встречи, координировала назначение дат и времени заседаний судов.

— В 2005 году Вы закончили свою деятельность на ТоАЗе. Что было потом?

После такого опыта, за который я ТоАЗу благодарна, я выставила свою кандидатуру в федеральные судьи. Сдавала экзамен, коллегия поддержала мою кандидатуру и дальше указом Президента в сентябре 2005 года была назначена на должность судьи в городе Тольятти. У меня пока что судебная практика не очень богатая, но что касается трудовых споров, коллегия, мне кажется, с уважением относится к моим знаниям.

Хочу пожелать заводчанам и лично Владимиру Николаевичу с успехом довести начатое в Тамани огромное строительство до логического завершения. Это будет большое дело и для Корпорации, и для Краснодарского края, и для всей страны.

ВСТУПЛЕНИЕ НАЧАЛО НАЧАЛ КАРЬЕРА СТРОЙКИ БОРЬБА ПУБЛИКАЦИИ НАГРАДЫ

Владимир Николаевич

Махлай

Вступление

Начало начал

Награды

Карьера

Стройки

Борьба

Публикации

Влади́мир Никола́евич Махла́й (род. 9 июня 1937, Губаха, Пермская область, РСФСР) — российский инженер, экономист, крупный предприниматель.

Основной владелец компании «Тольяттиазот», почти пятнадцать лет занимал должности президента и председателя совета директоров корпорации, но в мае 2011 года отошёл от дел.

Общение - жизнь!

Контактная информация: vnmgubaha@gmail.com