«ТОЛЬЯТТИАЗОТ»: ВРЕМЯ «Ч» ВСЕ НЕ НАСТУПАЕТ

Тольяттинский азотный завод, построенный на компенсационной основе по контракту с американской фирмой почти 30 лет тому назад, по идее, должен был бы сегодня превратиться в технически и технологически отсталое предприятие: время диктует свои стандарты. Но вот как раз современным стандартам это предприятие соответствует в полной мере как никакое другое.

 В этом – заслуга его бессменного руководителя на протяжении 23 лет, председателя Совета директоров и одного из основных акционеров, инженера Владимира Николаевича Махлая. Однако сегодня жизнь предприятия не назовешь беззаботной и безоблачной.

О проблемах предприятия с В.Н. Махлаем беседует наш корреспондент:

-- За ваши 23 года на предприятии что осталось от того, что вы «получили в наследство» в конце 80-х годов?

-- Я был назначен в Тольятти в апреле 1985 года переводом из города Губаха Пермского края, где мы с коллегами в рекордные сроки построили и пустили крупнейшее в Европе производство метанола мощностью 750 тыс. тонн. Так что было понимание того, как должно быть устроено успешное производство, и все последние два десятилетия в Тольятти мы модернизировали и видоизменяли технику и технологию переработки природного газа. Новшества и новации исчисляются сотнями, у нас реализована масса рационализаторских предложений и изобретений. Да и сама номенклатура выпускаемой продукции как на основном, так и на смежных производствах сегодня кардинально отличается от той, что предприятие выпускало в начале пуска и освоения технологий построенных агрегатов.

-- Ваше основное сырье – природный газ. Новая продукция – это увеличение потребления исходного продукта, ведь при пуске предприятия в номенклатуре его продукции значился в основном аммиак. А теперь у Вас не только выпускается эта продукция, создана корпорация - многопрофильное объединение, выпускаются различные виды продукции.

-- Да, с приходом в Тольятти, ознакомившись с ситуацией на площадке завода, с первого же дня мне пришлось столкнуться с массой проблем, которые необходимо было сиюминутно решать, чтобы заработали глобальные мощности производств, построенных только с двумя нитками труб: один конец трубы - поставка сырья – газа, второй – выход конечного продукта аммиака и его транспортировка в Одессу. Тут же хлынула перестройка, плюс приватизация пошла и все пошло-поехало с невероятной скоростью. Необходимо было решать все и сразу. Если при СССР у меня был один начальник, и я слушал и выполнял его команды, то можно было представить, сколько сверху спустилось начальников, с которыми приходилось решать на местах, в краях и федерациях. Никакой поддержки, за исключением тех, кто меня отправил и обязал исполнять функции начальника на ТОАЗе. Причем, условия: встреча с различными людьми в коллективах. А у каждого из приехавших со всей страны - свой характер, свои амбиции и одни и те же проблемы: жилье, дет сады, транспорт, здоровье и т.д. В общем, весь спектр социально-сервисного обслуживания. И это на особо опасном химическом предприятии, если учесть недостаточность профессиональных знаний, практики, опыта, которые необходимо было решать, так же все и сразу. Все и сразу! И везде появились препятствия, у каждого появились свои «интересы», с которыми мы и по сей день имеем большущие, возрастающие, мешающие производить продукцию проблемы. Тем не менее, мы по-любому, при такой казалось бы сложной ситуации, принялись решать все проблемы, которые нельзя было оставить «на потом». Работа и жизнь требовала этого. Вынуждены были пойти на непрофильные производства и пришлось это делать своими собственными силами. Организовали собственный хозспособ, построили бетонорастворный узел, кирпичный завод на 60 миллионов штук в год, производство глазурованной плитки, производство черепицы, мебельное производство для комплектации квартир мебелью - кровати, матрацы и т.д.

 Для этих целей мы организовали производство ДСП, ДФП, МДФ. А для производства вышеперечисленного мебельного оборудования нам необходимы были клеевые основы: карбамидоформальдегидные смолы. Изначально я делал это в Губахе, сегодня мы это производим в Тольятти.

 Организовали сборку телевизоров, видеомагнитофонов Самсунг. В последних трех позициях мы не нашли поддержки у некоторых лиц, часто посещавших это производство. Поэтому, обеспечив необходимым трудящихся, мы остановили это производство.

 Нам необходима была изоляция, полиэтиленовые, пропиленовые, стеклопластиковые трубы. Мы организовали производство базальтового волокна, этиленовых, пропиленовых и стеклопластиковых труб различного ассортимента и разных диаметров. Для этих целей мы построили 2 агрегата производства метанола по 450 тыс. тонн, для перспективных, пластиковых и лакокрасочных производств.

 В свое время мы приобрели Волжский завод цементного машиностроения, который в ту пору постоянно лихорадило. Надо сказать, это бывший бюджетный завод, там коллектив совершенно отличный от ТОАЗовского. Но, тем не менее, мы пытаемся его «породнить». Организовали различные виды реконструкций и модернизации металлургических производств. Приобрели новое металлургическое оборудование, которое позволит выпускать современные высокопрочные стали для химических заводов, силовых механизмов и запчастей.

Есть в составе нашей корпорации ОАО «Азотреммаш», известное в отрасли предприятие. Мы стараемся дать им больше объемов, больше заказов. Сегодня они прогрессируют в эффективности изготовления и ремонта оборудования, капитальных и средних ремонтов технологического оборудования на ТОАЗе.

Тольяттинский институт азотной промышленности, ТИАП, - наш давний партнер и помощник. Он раньше был одним из шести филиалов известного ГИАПа, теперь это самостоятельное проектное учреждение. Персонал профессиональный, грамотный и добросовестный. С ним мы ведем строительство всех промышленных и социальных объектов, значительные реконструкции на «ТоАЗе», улучшение всех технологий, модернизацию мощностей, разрабатываем современные процессы. Формально он самостоятелен, у него есть все виды лицензий на проектные работы и он наш генеральный подрядчик на проектировании наших объектов, и не только химических, но и всех других, а также объектов порта в Тамани.

-- Да, кстати, о строящемся глубоководном порте Тамань. Это ведь не прихоть – строить порт за тысячи километров от Тольятти? Как теперь отгружаете на экспорт один из своих основных продуктов – аммиак? Трубопровод Тольятти-Одесса уже многократно пытались у вас «отрезать», новых поставщиков в него «врезать», что и удалось некоторым компаниям. Но ТоАз ведь – производство крупнотоннажное, химические процессы не затормозишь и не остановишь.

--Действительно, строительство трубопровода по транспортировке аммиака в Одессу проводилось как чрезвычайно важная артерия для ТОАЗа из-за больших объёмов транспортировки на экспорт. Поэтому правительство абсолютно исключало транспортировку аммиака железнодорожным транспортом для экспорта, и было принято разумное, правильное решение. Руководство химической промышленности не выделяло железнодорожный транспорт для ТОАЗа. При распаде Советского Союза появились большие проблемы по транспортировке аммиака в Одессу. Мы были вынуждены приобрести часть цистерн, чтобы не срывать поставки в США. Однако и здесь появились проблемы. Эти цистерны оказались на Украине. Наши попытки вернуть эти цистерны на ТОАЗ не увенчались успехом. Тогда мы решили проработать проект создания собственного глубоководного порта. Строительство порта было одобрено и разрешено местной и региональной администрацией Краснодарского края. Мы, бросив все силы, организовали строительство порта по перевалки химической продукции и планировали в 2004-2005 годах пустить это производство. Но когда начали вырастать здания и сооружения порта, руководство Краснодарского края решило остановить это строительство. И, к сожалению, по сегодняшний день эта стройка заморожена.

Понятно, что южное море с возможностью создавать новые порты с круглогодичным функционированием у нас одно – Черное. Стали искать на его побережье незанятые участки, облетали каждый метр побережья и нашли-таки место, где веками никто ничего не строил, а по существу там было только болото и свалка мусора: полуостров Тамань у бухты Железный Рог. В 1997 году начали исследования дна, прибрежной полосы, участка, отведенного Администрацией Краснодарского края под строительство портовых зданий и сооружений. Мы трижды обследовали морское дно и освободили его от глубинных бомб, сброшенных во время Великой Отечественной Войны. Провели полную рекультивацию земли, проложили все подземные коммуникации, построили автомобильные и железные дороги. Тогдашний губернатор Краснодарского края Кондратенко и глава Темрюкского района дали добро. Назвали Порт АмоТоАз. Теперь это порт Тамань, есть государственная программа его застройки и освоения новых возможностей. Но наше дело, начатое с намерением закончить к 2004-2005 годам, все еще не завершено. Семь раз останавливали стройку и на восьмой раз остановили и заморозили полностью. Возникли проблемы на региональном уровне. В 2000 году сменилось руководство Краснодарского края, и мне, представителю крупнейшего инвестора в крае, путь в Администрацию был закрыт. С нами не считались, нам всячески чинили и чинят препятствия, нам отказывали в элементарном уважении и понимании. «Отрубили» от магистрали 36 км. железнодорожной ветки, построенной на наши средства. С ТОАЗа потребовали платить грабительский сбор - 2 доллара за каждую тонну отправки аммиака. Даже иностранные государства не выставляли нам таких драконовских условий, а тут своя, российская администрация российского края… И на это согласились!

- Да что же произошло на самом деле?

- Вначале из-за всяческих придирок нас остановили на 8 месяцев, делали все, чтобы помешать строительству. Затем Администрация Краснодарского края сорвала все условия договора, подписанного ею же с «Тольяттиазотом». А десятки объектов уже были построены и готовы к сдаче в эксплуатацию, начиная с огромной двухкилометровой эстакады в море с причалами и заканчивая зданиями Морской администрации, пожарного депо, жилых домов и т.д. На наши запросы по второй очереди порта мы не получили ни ответа, ни привета. Хотя по закону официальный орган исполнительной власти должен отвечать заявителю в течение месяца.

 Таковы наши дела на территории строящегося порта. В судах по запрету строительства мы все дела выиграли, судьи определили, что запреты незаконны. Но решение по возобновлению строительства мы до настоящего времени не получили. Мало того, странным образом в 2005, 2006, 2007 годах участки земли, отведенные нам в аренду на 49 лет и уже занятые капитальными сооружениями, стали распродаваться частным собственникам, у которых нам предлагают теперь выкупать их по астрономическим ценам. Корпорация потеряла почти 6 лет, сорваны сроки пуска порта в эксплуатацию. Убытки составляют десятки миллиардов рублей, а также упущенную выгоду, не говоря о моральном, физическом и психологическом ущербе коллектива. Похоже, это волнует только наш коллектив, который эти средства мог бы благополучно потратить на иные цели. Но вариантов у нас нет, и мы будем добиваться на законных основаниях права завершить незаконченное строительство.

- А что в Тольятти? В печати появляются сообщения о том, что работники предприятия регулярно выходят на митинги и пикеты с требованием остановить рейдерскую атаку.

- Корпорация работает стабильно, показатели по всем параметрам растут, прибыль увеличивается, наши новации дают ощутимые плоды даже в условиях нестабильности рынков. Наша программа социальной поддержки – и это я ответственно заявляю - не имеет себе равных в стране: наши рабочие и инженеры получают жилье. Жить бы и радоваться. Но… Более семи лет нам не дают покоя рейдеры. Началось с попытки вооруженного захвата предприятия, изъятия бухгалтерской и иной документации. Мы поняли, что ищут «гости» в заводоуправлении: реестр акционеров. Не нужно быть очень большим знатоком корпоративных войн, чтобы понять, чего добивались организаторы. Физические атаки мы всем миром отбили. За ними последовали атаки с использованием административного ресурса. Более сотни проверок, надуманные налоговые претензии, создание «дел» по подложным заявлениям и несуществующим документам. И хотя «дела» одно за другим рассыпаются в прах, кому-то еще «светит» надежда захватить стабильно работающее предприятие, налаженный многопрофильный бизнес.

Наша надежда и уверенность в том, что государство становится все более правовым, суды – все более независимыми, а времена силового передела собственности уходят в прошлое.



 Беседовал Леонид Бурганов

 «Экономическая безопасность»

 27.10.2009

ВСТУПЛЕНИЕ НАЧАЛО НАЧАЛ КАРЬЕРА СТРОЙКИ БОРЬБА ПУБЛИКАЦИИ НАГРАДЫ

Владимир Николаевич

Махлай

Вступление

Начало начал

Награды

Карьера

Стройки

Борьба

Публикации

Влади́мир Никола́евич Махла́й (род. 9 июня 1937, Губаха, Пермская область, РСФСР) — российский инженер, экономист, крупный предприниматель.

Основной владелец компании «Тольяттиазот», почти пятнадцать лет занимал должности президента и председателя совета директоров корпорации, но в мае 2011 года отошёл от дел.

Общение - жизнь!

Контактная информация: vnmgubaha@gmail.com