О масштабной стройке и масштабных людях

Из воспоминаний ветерана строительства Метанола-750 в Губахе Н. Васильевой

 В тот период, когда наша «стройка века», строительство метанола, набирала обороты, мое здоровье сильно пошатнулось. А между тем, моя работа начальника отдела снабжения Губахинского химзавода требовала огромной самоотдачи. Врачи же рекомендовали избегать нервного напряжения и стрессов.

 Устав от невольного перекладывания своих обязанностей на плечи коллег, Ю.В. Мишталя и Г.В. Ушакова, слезно прошу директора предприятия – Владимира Николаевича Махлая – освободить меня от должности начальника отдела. Он советует мне исключить из обязанностей всяческие командировки, но оставаться в прежней должности, т.к. не представляет на этом месте кого-либо иного. Понимая, что я теперь плохой помощник, собираю силы в кулак и остаюсь.

 Для тех, кто молод и не помнит те времена, рассказываю, а для тех, кто так или иначе соприкоснулся с той эпохой, напоминаю: строительство производства метанола было стройкой союзного значения. Со стороны оно было похоже на огромный муравейник, а главным вожаком этого «муравьиного царства» был наш директор – В.Н. Махлай. Нечеловеческая нагрузка сказывалась и на нем, он часто срывался на подчиненных, порою бывал несправедлив, но и в то же время находил в себе силы признать вину. И в этом его огромная человеческая порядочность.

 Вспоминаю случай с «длинномером», автомобилем, перевозящим негабаритные, крупнотоннажные грузы. Мне позвонил управляющий трестом «Губахапромстрой» Н.Г. Сахабеев и попросил сроком на три дня «длинномер» для перевозки железобетонных ферм из Чусового. В этот период времени автомобиль был занят перевозкой столбов ЛЭП. С Сахабеевым мы договорились: закончим эту срочную работу к понедельнику и предоставим «длинномер» в его распоряжение. В пятницу докладываю об этом Махлаю, он дает добро, а буквально через 15 минут на селекторной оперативке «разносит» меня в пух и прах за то, что я срываю Сахабееву работу, по моей вине простаивает бригада и вообще, оказывается, мне ничего нельзя поручить?!!! Оперативка заканчивается и я, чертыхаясь, иду в кабинет Владимира Николаевича. Он вскакивает из-за стола и, подняв вверх руки, хохочет. Потом, обняв меня за плечи, говорит: «Прости, Надежа Ивановна, черт попутал, честное слово, отключился». Ну что тут скажешь? Поворачиваюсь, а он вслед кричит: «Я с тобой, Надежда, расплачусь, не сердись!».

 А ведь и вправду «расплатился». Как-то поздней осенью утром ко мне в кабинет врывается Б.И. Дизик, начальник ОКСа, и говорит: «Одевайся, пошли». Ничего не понимая, выхожу, следом за мной выбегает главный экономист А.А. Мальцева. Садимся в «Волгу» Бориса Исааковича и приезжаем на территорию строящейся котельной. Там стоит вертолет. Борис Исаакович говорит: «Садитесь в вертолет, Махлай дал команду покатать в поднебесье Мальцеву и Васильеву». Поднимаемся в высоту, дух захватывает, а вид с вертолета на наши прекрасные окрестности просто великолепный! Какое разнообразие цветовой гаммы, вот уж поистине «осенняя пора – очей очарованье»! Воочию убедилась в том, каков масштаб проложенного по тайге 108-километрового «зимника» для перевозки крупногабаритного груза с причала реки Лысь. Полет, конечно же, запомнился на всю жизнь.

 В годы строительства метанола не останавливалась жизнь и на других действующих производствах, развивали культурно-спортивную базу предприятия, не забывали о профилактории и пионерлагере.

 Безусловно, заслуги нашей службы снабжения в строительстве и становлении «Большого метанола» не так уж велики. Забот, конечно, было много – обеспечение спецодеждой и горячим питанием бригад, работающих на прокладке «зимника», обеспечение всем необходимым жилья для иностранцев... Очень беспокойная работа предстояла нам при завершении строительства. Потребовались километры ткани для транспарантов, различных флагов, вымпелов. А сколько нужно было встретить и проводить комиссий из самых разнообразных ведомств, сколько провести торжественных митингов!

 А потом случилась первая авария - на новом производстве сгорели реакционные трубы и нам принесли заявку на 18 листах! Устранением остановки производства метанола занималось тогда все руководство предприятия, досталось, конечно же, и нам, снабженцам. Были очень сложные позиции. Например, нержавеющие электроды для сварки японских труб были выделены лично по приказу министра химической промышленности и доставлены в Пермь самолетом.

 И строительство, и запуск в работу нового производства отнимали столько сил и энергии, что директора мы почти не видели. Многие из нас работали на пределе, что уж тут говорить о Владимире Николаевиче. Он сам сутками не отдыхал и требовал такой же самоотдачи от подчиненных.

 В апреле 1985 года Махлая назначают директором «Тольяттиазота». Он покидает нас, вместе с ним уезжает немало прекрасных специалистов. Спустя два года я попала на лечение в стационар Куйбышевского института. Позвонила супруге Владимира Николаевича и сообщила о дате приезда. В аэропорту «Курумоч» меня встретил водитель, который повез меня сразу в Тольятти. Пробыла в гостях двое суток. И пока лежала в стационаре они еженедельно меня навещали, мы много общались, вспоминали. Я видела, как дороги Махлаю наш завод, наша маленькая Губаха. Он рассказывал, как ему доставалось поначалу – огромный завод сильно лихорадило, за сутки случалось несколько остановок то одного, то другого агрегата. Коллектив ОАО «Тольяттиазот» поначалу не слишком дружелюбно принял нового руководителя. Уверена, просто люди не сразу поняли, что перед ними руководитель нового формата – Человечище, Лидер, Самородок с распахнутой русской душой. На своей малой родине, в Губахе, он оставил рукотворный памятник – производство метанола - и потом все свои силы и энергию отдавал служению Родине, России.

 Не понимаю, как можно чернить через ТВ и СМИ такого человека? Да что же с нами происходит?! Просто какой-то кучке «черных дельцов» нужно было втоптать в грязь человека чистого душой и помыслами, чтобы прибрать к рукам такой лакомый кусок, как концерн «Тольяттиазот». И поэтому сегодня он вынужден встречать зори не в России, а под чужим небом. Очень обидно и больно говорить об этом. Зная Владимира Николаевича с 1947 года, считаю, что он заслуживает звания не только Почетного гражданина Губахи, каковым является, но и России.

 Вспоминая то время, теперь уже историческое, повторюсь: нет моих заслуг в создании «Большого метанола», зато горжусь тем, что, хоть и с подорванным здоровьем, я была действующим звеном в команде Махлая.

 Вероятно, встреч и диалогов с Владимиром Николаевичем у меня больше не будет, увы, наше время истекло. Но мне хотелось бы донести до тех, кому мои воспоминания показались интересными, что внимания и уважения заслуживает не только величие стройки, но и величие Человека на этой земле.

 Н. Васильева

          2009 г.

ВСТУПЛЕНИЕ НАЧАЛО НАЧАЛ КАРЬЕРА СТРОЙКИ БОРЬБА ПУБЛИКАЦИИ НАГРАДЫ

Владимир Николаевич

Махлай

Вступление

Начало начал

Награды

Карьера

Стройки

Борьба

Публикации

Влади́мир Никола́евич Махла́й (род. 9 июня 1937, Губаха, Пермская область, РСФСР) — российский инженер, экономист, крупный предприниматель.

Основной владелец компании «Тольяттиазот», почти пятнадцать лет занимал должности президента и председателя совета директоров корпорации, но в мае 2011 года отошёл от дел.

Общение - жизнь!

Контактная информация: vnmgubaha@gmail.com